Логотип

Один день из жизни пилота Цветкова

 

 

Один день из жизни пилота Цветкова.

От автора
Уважаемый читатель! Перед Вами публикация автора – военного летчика военно-транспортной авиации, а затем пилота гражданской авиации, о событиях новейшей истории, о жизни послевоенного поколения, о становлении и подготовке военных летчиков, об особенностях трудовой деятельности гражданской авиации в их повседневном труде.
Данная публикация не претендует на литературное произведение и, скорее всего, будет интересна людям хорошо знакомым с жизнью авиации и ее ветеранам.
Посвящается молодому поколению, которое продолжит традиции отцов и, не смотря ни на что, будет снова и снова овладевать новейшими техническими разработками летательных аппаратов, отдавая этому свою жизнь.
Фамилии действующих героев изменены и сохранены только в тех эпизодах, которые навечно вошли в историю авиации.
Имеющиеся технические выражения и сокращения используются в общепринятом изложении и, я думаю, не вызовут трудностей у читателей.
Зайцев Э. А.

************************************************************************************

 

-78.701! Ветер 186о, 5 м/сек, взлет разрешаю.
701-му взлет разрешен!
Экипаж, взлетаем! РУД на взлетный, фары включить! Пуск секундомера!
В утреннем прозрачном воздухе, наполненном ароматами травянистых полей и щебетанием невидимого жаворонка, мощным рокотом по бескрайней степи раскатился гром авиационных турбин, всколыхнулось облако горячих газов за хвостом самолета, и огромная машина, распластавшая крылья над бетонкой взлетной полосы, плавно тронулась с места и, все убыстряя свой бег, начала движение в бескрайнее небо. Вот она уже совсем не похожа на тяжеловесную машину. Стремительная резвость устремленного в небо самолета, скорее похожа на взлет стрижа в весеннее небо. Мощь гула турбин и величие взлетающей тяжелой машины завораживают взор. Ощущение грандиозного устремления человека к высотам Пятого океана рождает гордость за способность человека подняться в небо и сделать воздушное пространство рабочей стихией крылатого человека.
Командир корабля Александр Цветков, переместив рычаги управления двигателями (РУД) в крайнее переднее положение взлетного режима, начал свою работу вместе с командой экипажа, взлетающего ИЛ-76.
Шасси убрать!
Закрылки убрать!
РУД на номинал!
Команды шли обычным порядком, экипаж работал в заданном темпе внутренней собранности и напряженности, которая сопровождает каждый взлет. Земля все дальше уходила под крыло и, как бы замедляла свой бег, с ростом высоты. Стрелки приборов жили своей жизнью, и по тому. как каждая из этих стрелок занимала свои место, лица членов экипажа светлели и проходила напряженность взлета. Командир корабля, Александр Цветков был уверен в специалистах команды и по характерным докладам и щелчкам кнопки СПУ (самолетное переговорное устройство) чувствовал весь ритм работы экипажа и самолета. Вот щелкнула кнопка бортового инженера Геннадия Ивановича Мусетова и, как бы в раздумье, Мусетов доложил: «Двигатели в норме, бортовые системы в норме, кондиционирование включено». Пауза в докладе насторожила Цветкова, но он знал, что появившиеся сомнения в показаниях приборов Геннадий Иванович должен проверить и только потом доложить о какой либо неисправности.
«На курс 245о – разворот!» Команда штурмана переключила внимание командира. Плавным движением штурвала он накренил машину на крыло, и горизонт Земли стал уплывать под самолет.
Штурман корабля Павел Кречетов был опытным человеком, пролетавшим уже много лет со многими экипажами, командирами, да и научившем уже не один десяток штурманов этой работе, с уверенностью щелкнул своей кнопкой СПУ. «У штурмана сегодня хорошее настроение», - подумал Цветков и улыбнулся, зажмурив глаза от брызнувшего солнечного потока. Самолет вышел из темного слоя облачности, и яркое голубое пространство неба залило отсек кабины солнечным светом. “На курсе 245о”– подтвердил командир и вывел самолет из разворота. Можно включить автопилот, но Цветкову не хотелось оставлять штурвал. Мощная машина, подвластная рукам человека, всегда доставляла удовольствие и удовлетворение ему в управлении. Пролетав на разных машинах более 20-ти лет, он ощущал ритм работы машины и ее жизнь в упругом пространстве неба. Доложив диспетчеру аэродрома о взлете, он получил разрешение на дальнейший набор высоты и включил автопилот. Теперь самолет управлялся системой автоматического управления (САУ), которая позволяла в запрограммированном режиме компьютера вести самолет почти до посадки.
Огромная мощь турбин реактивных двигателей все выше и выше уносила корабль в небо. Стрелки высотомеров плавно накручивали возрастающую высоту своих показаний. Яркий солнечный свет заливал кабину, вместе с тем, как очертания Земли за легкой дымкой высоты расплывались, темнели и только изредка солнечный блик извилины реки, блеснув в стороне, обозначал ее контуры, и снова гас в темнеющих очертаниях полей, лесов и маленьких поселков, связанных ниточками дорог.
Прищуренный взгляд командира ловил в отдаляющейся земной поверхности отдельные детали, а мысленный взор уносил его в далекие годы молодости, когда первые полеты восхищали высотой пространства и способностью человека вместе с машиной покорять это пространство.



* * *
Поезд прибыл в Балашов поздно вечером.
Темная летняя ночь приятной прохладой окутала выходящих пассажиров, в привокзальной суете закрутила каждого и растворяла их в автобусах, такси и легковушках.
Молоденький солдат, рядовой артиллерист Цветков шагнул в прохладу ночи из жаркого душного вагона и замер в изумлении: над привокзальной суетой в темной ночи неба. оглашая окрестность рокотом авиационных двигателей, медленно проплыл самолет, подмигивая бортовыми огнями. Он скрылся за силуэтами ночных зданий, а рокот медленно угас, оживив звуки привокзальной суеты. «И вот этими машинами я собрался управлять?» - подумал он. Солдат Советской Армии, воспитанный в духе ответственности за свои поступки и дела, он был уверен, что любые задачи по плечу поколению Гагарина. Но ночное ощущение неуверенности от пролетевшего на малой высоте самолета вызывало тревогу. Можно ли научиться управлять такой машиной простому пареньку? Законченный с отличием техникум, физическая подготовка в спортивных секциях, целеустремленная учеба в аэроклубе – вселяли уверенность, но доля тревожного сомнения оставалась.
Большой автобус, прокатив ребят по улицам вечернего города, распахнул свои двери на конечной остановке. Группа прибывших солдат с вещевыми мешками доложили дежурному офицеру на проходной о своем прибытии для поступления в училище. Направленные на приемный пункт, они с первых дней окунулись в ритм воинского распорядка училища.
Казарменная жизнь и распорядок дня военного училища не тяготили жизнь целеустремленного характера молодого человека. Возможность учебы и подготовки для поступления в училище скрашивали быт в плотный распорядок дня, не оставляя времени на раздумья. Только в короткое время после команды «отбой!», можно было вспомнить лица родных; постаревшее лицо отца, слезы матери и беспредельно любимое лицо девушки, которая с искренним сожалением смотрела на уходящий поезд, уносивший его в неведомое жизненное море.
Отец – кадровый военный, прошедший по полям войны в железнодорожных войсках, разрушая дороги и мосты при отступлении наших войск и восстанавливая все это после наступления - нашел свое счастье в последний год войны, встретившись с военврачом части, где он проходил лечение после легкого ранения. В радости победы над врагом и образовалась семья, в которой родился в 1946 году мальчик, в день праздника женщин – 8 Марта. Военная жизнь кадрового военного, в то время, была так подвижна, что семья не успевала распаковывать чемоданы. Северные города и военные городки мелькали один за другим, оставляя в детской памяти отдельные воспоминания. Архангельские деревянные мостовые на улицах города, холодные воды северных рек, ягода морошка на тундровых полях, обилие снега и тихое светлое северное лето у бабушки в Уржуме.
После завершения службы, отца семья обосновалась в городе Вологде, там и прошли юные школьные годы и годы учебы в железнодорожном техникуме. Первые мысли об авиации зародились в стенах Вологодского аэроклуба, где в группе будущих пилотов, юношеская фантазия уносила ребят в небо.
Первый парашютный прыжок поразил воображение: преодоление человеческого страха в собственном шаге в бездну и ощущение полета над Землей, - порождали уверенность в могущество человека над стихией.
С отличием был закончен техникум в конце 1965 года, а выпускников уже ждала повестка в армию. С трудом и внутренней ломкой давались навыки службы в солдатской среде. В условиях солдатского быта выручали спортивная подготовка, внутренняя собранность и дисциплинированность. Стремление найти свою жизненную дорогу в небо, не оставляло молодого человека в трудных условиях армейских будней.
Рапорт о направлении на учебу в авиационное училище от дисциплинированного солдата командование поддержало с неохотой. Но настойчивые просьбы убедили. И вот он, теперь уже опытный солдат, учит первым шагам казарменной жизни молодых ребят, прибывших в авиаучилище для поступления после школы.
Тревожная пора экзаменов сменялась заботами о прохождении медицинской комиссии. Специальные качели, барокамера, психологические тесты, - все это мелькало в водовороте событий, связанных с отбором кандидатов в курсанты училища. И вот, наконец, все позади.
Перед Знаменем училища проходят роты курсантов, в чьих рядах будущие полковники, будущие начальники этого училища, руководящий состав авиационных дивизий, полков и даже будущий командующий военно-транспортной авиации.
* * *


Индикатор радиолокатора ритмично, как метроном, просвечивал пространство перед самолетом. Отдельные рисунки облаков, удаляющаяся точка пролетающего неподалеку самолета и светло-темная область грозовых облаков в стороне, - создавали привычное ощущение ритма работы.
- Доворот на курс 275о, - команда штурмана прозвучала вслед за трелью звуковой сигнализации прохода поворотного пункта радиомаяка.
Воздушный лайнер вышел на трассу, по которой идет движение самолетов в разных направлениях и, где каждое такое воздушное судно перемещается по экрану радиолокатора, под пристальным наблюдением глаз диспетчера управления воздушным движением.
- Скорость держать 700 к/ч, - дал команду командир и взглянул на небольшой прибор с прыгающей стрелкой, которая дрожжала на цифре «6».
Указатель угла атаки - по нему можно определить под каким углом к воздушному потоку находится плоскость крыла. Угол 6о был оптимальным в отношении к расходу топлива и обеспечивал наибольшую дальность полета.
Экипаж отправился в далекое путешествие – ранее неведомую для нас страну, Объединенные Арабские Эмираты. Теперь воздушный лайнер ИЛ –76, ранее представлявщий мощь Советской Армии в одном из крупных видов военно–воздушных сил – военно-транспортной авиации, использовался сегодня в качестве транспортного судна для коммерческих целей.
Боевая мощь военной системы страны, осколками разлетевшаяся после распада Союза оставила в своих союзных республиках огромное количество техники. Боевые машины и самолеты, ранее «привязанные» к заводам – изготовителям, остались оторванными от баз снабжения, от инженерного сопровождения проектных бюро, от контролирующих нормы эксплуатации органов. От этого бесхозные самолеты ржавели на стоянках аэродромов, учебные базы превращались в развалины, красовавшиеся когда-то в военных городках памятные экспозиции самолетов, ракет, боевой техники, становились ржавыми памятниками страны, которой целые поколения посвящали свою жизнь. Горько было на душе тех людей, которые своими руками пестовали новые самолеты, а затем стали свидетелями их уничтожения с демонстрацией этого уничтожения для спутниковых съемок американских систем слежения. Так произошло с самолетами дальней авиации на Украине.
Политическая эволюция системы социализма и распад мощной страны СССР – стали полной неожиданностью для военных. Даже в высших кругах советской власти царила растерянность. Маршал Ахромеев, не нашел лучшего выходя для себя, как покончить жизнь самоубийством.
Миллионы людей в форме, воспитанные на сознании мощи страны и незыблемости идеалов социализма не могли поверить, что за многостраничными речами о благе для общества и необходимости перестройки вынашивалась идея расшатывания устойчивости политического строя государства. Сместив руководство Министерства обороны, Горбачев М. С. обеспечил себе верноподданическое поклонение со стороны верхнего эшелона командования. К руководству военной сферой пришли недалекие, не имеющие собственной политической позиции люди, которые «перестройку» понимали и проводили ее по-своему: в войсках начались массовые инспекции по «наведению порядка» - красили заборы, колеса автотехники, скоблили от краски двери и окна, так как, по мнению инспекторов МО, «дерево должно быть деревянным».
Длительное время войсковые коллективы сохраняли стабильность и спокойствие, но демагогические политические решения центральных партийных органов превращали намеченную «перестройку» в фарс, порождали неуверенность, расшатывали военные коллективы.
После событий в Вильнюсе, в Грузии, в Азербайджане, после скороспелого вывода войск из Германии в открытое поле российских просторов - все очевиднее становилась политика полного отступления Горбачова М. С. от защиты интересов государства и армии. Пытаясь с помощью армии, удержать под контролем политическую ситуацию в отдельных регионах страны, он армию сделал заложницей своих просчетов и разменной картой в торговле интересами с западом.
Необходимость решительных мер по преодолению раскола страны была очевидна. Предпринятая попытка ГК ЧП отстранить от власти Горбачева М. С.. в непоследовательности своих действий и нерешительности, еще более расколола страну. В армии началось «брожение». Политические доносы и «разборки» с руководителями, отступившими от линии партии, стали злободневными явлениями в жизни.
Слом союзной государственной системы в Украине проходил с явным администрированием сверху и волной «глухого» национализма, подогретого пронационалистическими кругами «обиженных», в той или иной степени граждан.
Так, одним из проповедников новых идей украинского государства, распространялись листовки, в которых сравнивалась площадь Украины и Франции и утверждалось, что если Украина будет жить самостоятельным государством, то она и будет жить как Франция. Такие «произведения» были рассчитаны на обывателя, уставшего от однообразия жизни и надеявшегося на близкий «рай», если можно будет без особых усилий построить самостоятельное государство, отделившись от Союзного государства.
Пришедшие к руководству в военной сфере люди, совершенно не подготовленные в военном деле, сделали ставку в своей политической карьере на националистическую платформу. Разрушались ленинские комнаты в казармах, закрыли музеи военных частей, в кадровых вопросах полный приоритет получили лица украинской национальности, началось массовое увольнение русских.
Некомпетентность нового командования Министерства Обороны привела к полному разрушению материального снабжения частей. Авиация, прежде всего, потеряла поставки топлива и запасных частей. Летный состав терял квалификацию, самолеты - ресурс, а командиры - свою способность организовывать процесс боевой подготовки. Коммерческие вопросы стали приоритетными среди руководства и, в основном, в своих корыстных целях. Разложение армии достигло предела.
Ошибки в организации боевой деятельности украинских частей поразили весь мир трагическими событиями. Боевые стрельбы на полигоне под Киевом привели к попаданию учебного снаряда в жилой дом – погибли люди. Учения в акватории Черного моря и неграмотный пуск ракет уничтожили пассажирский самолет, в результате которого погибло более ста человек. Взрыв артиллерийских снарядов под Мелитополем вынудил проводить эвакуацию людей из ближних сел. Авиационная катастрофа при показательных полетах во Львове, падение самолета на скопление людей – унесли жизни многих граждан, пришедших на аэродром.
Не менее трагичными были процессы в судьбах людей, посвятивших свою жизнь армии, и ставших не нужными в новом государстве. Безработица вынуждала подполковников, майоров и других офицеров становиться продавцами на рынках, «челноками» в коммерции, охранниками на предприятиях. Массовая миграция авиационных специалистов стала обеспечивать авиационные перевозки в Африке и на Ближнем востоке. Стремительно сокращалась численность населения Украины. К 2003 году население уменьшилось на несколько млн. человек.
***


В условиях жесткого кризиса в умах людей и в стране, надо было найти ориентиры в развитии собственных сил, чтобы не потерять стремление к созидательной жизни. Как всегда, в сложные периоды жизни, семья была основой, позволившей сохранить устойчивость и целенаправленность в новой обстановке. Жена, по своей природе наделенная мудростью жизни, сохранила оптимизм, не давала возможности впасть в депрессию, помогала найти выход среди новых ориентиров в жизни.
В условиях развала военной системы управления военно-транспортной авиацей, очевидным направлением в сохранении функционирования этого вида авиации мог стать перевод ее на коммерческую работу в условиях гражданской авиации. Однако амбиции генералов развивались только в кругу собственных интересов. Образование авиационных компаний, с использованием самолетов транспортной авиации наталкивалось на глобальную коррупцию среди военных чиновников. Ценообразование коммерческих рейсов приводило к потере конкурентной способности воздушных перевозок на международных рынках. Ресурс авиатехники стремительно вырабатывался, а средств на его восстановление не было. Круг возможностей по выполнению воздушных перевозок сокращался с каждым годом. Авиационные компании, построившие свою работу на принципах государственных систем, стали нежизнеспособны и прекращали свою деятельность. Стремительно упал спрос на внутренних линиях не только по грузовым перевозкам, но и по пассажирским. Низкий уровень доходов населения не позволял пользоваться воздушным транспортом широкому кругу населения. Многие региональные авиационные компании прекратили свою деятельность, аэропорты закрывались. Еще хуже была обстановка на военных аэродромах. Оборудование аэродромных узлов расхищалось, аэродромы зарастали травой, самолеты разбирали на запчасти или попросту разворовывали.
У авиаторов сердце разрывалось от безысходности. Коммерция все больше вытесняла из жизни гуманные отношения между людьми. Как дальше жить? – этот вопрос возникал почти в каждой семье и в каждой семье искали свой выход.
* * *
Наверное у каждого человека наступает период в жизни, когда он всматривается в собственную жизнь, оценивая ее по этапам жизненного пути. Жизнь, прожитая в авиации от юношеских лет до зрелого возраста, по учету выслуги лет, оцениваемая как год за два, вместила в себя целую эпоху послевоенных лет до периода распада Советского Союза.
Первым встает вопрос – почему государство, победившее капитализм в самой зловещей его форме – фашизме, - оказалось неустойчивым в мирном сосуществовании? Почему государство, опирающиеся на теоретические основы идеологического учения, направленного на благо людей труда, не нашло поддержки населения, в первую очередь рабочего класса, чьи интересы защищало это государство?
На эти вопросы нельзя найти ответ однозначный. Относительно базисных основ социалистического пути развития, которые приходилось изучать в военно-политической академии им. В. И. Ленина, социалистический путь развития имеет многочисленные преимущества. Пример развития Китая за последние годы – яркое тому подтверждение.
Коммунистическая идеология реально сформировала понятие равенства людей, что созвучно христианской идее. На основе равенства, формировалось коллективное мышление и стремление достижения заветной цели в построении нового общества ценой полной самоотдачи своих сил и самосовершенствования.
Коммунистическая идея формировала духовные интересы, свободные от культа наживы, формировала справедливые принципы распределения благ, обеспечивала социальные вопросы.
Но, любая теория мертва, пока она не претворяется в жизнь конкретными людьми. О роли личности в истории много написано: история выдвигала личности и личности делали историю. В истории Советского Союза роль личности особенно наглядна.
Послевоенный период истории, вместе с наступлением «холодной войны» сохранил строгую централизацию власти, а с уходом «сильного» руководства, к власти пришли руководители, которые не могли произвести коррективы в курсе государственной политики и направить политику на развитие социально направленной экономики. Через несколько лет повальный дефицит товаров и продуктов породил коррупцию, которая привела к фантастическому неравенству людей и отшатнула массы населения от идеологии социализма.
Приход к власти Горбачева М. С., провозгласившего «перестройку», фактически подтолкнул массы к выступлениям против демагогии, против безысходности и низкого уровня жизни, против разрыва провозглашаемых лозунгов и фактического положения. Вместо реальных дел Горбачев М. С. «раскачал» инициативу масс и в этом шторме сам оказался в перевернутой лодке. Кризис союзной государственной власти привел к распаду государства и обособлению национальных республик в отдельные государства.
Оценивая роль армии в этом историческом отрезке, можно проследить, как политический курс государства, опиравшийся в послевоенный период на самую могущественную армию, вступил в соревнование с капиталистической системой. Армия была всегда на достаточном уровне обеспеченности и была оснащена современным вооружением. Боевая подготовка строилась на опыте Великой Отечественной Войны, на показательной системе учений, но в большой степени была формальной. Затратный механизм содержания многочисленной армии, стал тяжелым бременем для экономики государства. Уровень жизни людей, как гражданских, так и военных сильно отставал от стран, которые имели возможно развивать экономику, направленную на обеспечение нужд населения.
Горбачев М. С., подтолкнув инициативу масс, не предпринял государственных шагов по перестройке экономики. Недовольство политикой демагогии росло и в армии. Армия, нацеленная на конкретного врага, все более убеждалась в фальшивой политике Горбачева, «братавшегося» с президентами «вражеских» государств, уступками в политике, потере инициативы и не способности решать узловые вопросы в «горячих точках». Армия, выполнявшая приказы в Афганистане и др. военных конфликтах, становилась заложницей неразрешенных проблем политиков. Все болевые точки государства, в наибольшей степени, отражались на ритме работы военно-транспортной авиации. По этапам применения воздушных перевозок можно было проследить узловые проблемы в политике государства. Период правления Брежнева характеризовался периодом массовых учений стран Варшавского Договора. В эти учения были вовлечены страны разных регионов, мощь Вооруженных Сил демонстрировалась широко для всего мира. Военно-транспортная авиация проводила, в этот период, активные воздушные перевозки войск, проводила широкомасштабные воздушные десантирования на учениях, обеспечивала материальное снабжение войск. Широкое применение этого вида авиации в военной стратегии дало мощный толчок в развитии авиационной техники. Новые самолеты: ИЛ-76, АН-22, АН-124, - значительно расширяли возможности ВТА.
За период межвластия (Андропов, Черненко) - военная доктрина страны была неизменна, но развитие военных конфликтов на Бл. Востоке и Африке требовали срочной доставки военных грузов и крылья самолетов ВТА появлялись в небе Сирии, Египта, Алжира, Эфиопии и, конечно, Афганистана.
Горбачевская эпопея «перестройки» отвлекала от боевой подготовки. Многочисленные партийные формы анализа своих недостатков приводили к пародийным методам отчета «неперестроившихся». В принципе своей сущности этот процесс ничего не изменял, кроме развития демагогии, формализма и еще большего отрыва от элементарных нужд народа.
С последней надеждой на наведение порядка в стране в 1991 году, восприняли авиаторы транспортной дивизии на Украине приказ на переброску по воздуху десантных подразделений на аэродромы Москвы. Выполняя эти полеты с грузом боевых машин, и по радиорепортажам из Москвы, чувствуя напряженность обстановки, экипажи в сложнейших погодных условиях выполняли посадку на аэродроме Шереметьево, разгружались и снова поднимались в воздух. Летчики не знали тогда, что распоряжения Министра Обороны о вводе в г. Москву частей ВДВ были такими же недалекими политическими решениями, как и меры по «перестройке» в войсках. Боевые машины на улицах Москвы стали детонаторами взрыва политических страстей, подогреваемых звеном политиков, настроенных на изменение политического строя страны. На волне дискредитации государственной системы СССР, нестабильности обстановки в центральных ведомствах страны, в регионах государства, в национальных республиках - главной задачей для руководства этих областей стали вопросы необходимости сохранения спокойствия в регионах и удержания ситуации под контролем. Это можно было сделать, направив волну политического экстремизма на национальное обособление и отделение регионов от Москвы.
Властные устремления Ельцина Б. Н. против Горбачева М. С. основывались на отстаивании интересов России и уже не могли претендовать на лидерство в Союзе. Назрел кризис союзной власти, который и был разрешен в сговоре Ельцина Б. Н., с Кравчуком Л. М. и Шушкевичем после парной в Минске с подписанием договора о роспуске СССР. Тогда никто не подозревал, в какую бездну бросили эти политики миллионы людей!
Разве можно было представить, что уже в 2004 году на аэродромах Прибалтики уютно устроятся подразделения НАТО, и они начнут барражировать в воздушном пространстве Литвы с оружием на борту в нескольких минутах подлетного времени до Ленинграда, называемого уже Санкт – Петербургом?!
После распада государства, брошенные гарнизоны в Прибалтике, Германии и бывших республиках СССР, стали представлять собой разрушенные объекты с хламом военной техники. Националистические силы, поднявшие голову на почве национального обособления, привели к массовым военным столкновениям в республиках. Из всех этих республик начался массовый отток русскоязычного населения. Волна беженцев стала новым явлением в мирной, в целом, жизни народов. С распадом Союза, государство и армия растеряли свою военную мощь. Авиация сохранила свой состав только в России.
Оставшиеся соединения авиации на территории Украины разрушила волна пронационалистических настроений. Требование Министерства обороны Украины - принять Присягу на верность Украине, привело к разделению военнослужащих на противоположные лагеря. Те соединения и части, которые не приняли военную Присягу Украине, были расформированы. Такой участи подверглось управление 6-й гвардейской военно-транспортной дивизии, расположенное в г. Кривой Рог и все авиаполки, входящие в состав дивизии в г. Запорожье, Арциз, Кривой Рог. Все они были сокращены и расформированы. Ломались сотни и тысячи человеческих судеб. Ожесточенная борьба развивалась в дальней авиации, ибо новейшие стратегические бомбардировщики ТУ-22 и ТУ-160 представлялись значимыми объектами для политических спекуляций. В конечном итоге, после длительных торгов, десять лет спустя, эти самолеты будут возвращены России за долги Украины.
Значительный состав военно-транспортной авиации (более 100 самолетов типа ИЛ-76 и АН-12 различных модификаций), оставшийся на территории Украины, для своего функционирования требовал средств, которых в новом государстве не было. Отчаянные попытки бывших военных специалистов, ранее служивших в частях ВТА, перевести парк самолетов на коммерческие рельсы, наталкивались на противодействие разных структур в Министерстве обороны Украины, глубочайшую коррупцию военных чиновников и непонимание проблем в Кабинете Министров Украины. Только через 10 лет стало понятно, что военно-транспортная авиация будет потеряна для Украины из-за утраты не восстановленного моторесурса авиатехники, потери квалифицированных военных кадров и утраты целой системы управления и организации боевой подготовки в авиации. Серия катастроф насторожила весь мир. Вооруженные силы Украины приобрели авторитет неблагополучности, который неоднократно стал подчеркиваться в выступлениях сатириков. Министерство Обороны Украины вынуждено было ограничить отдельные виды боевой подготовки войск, чтобы не подвергать угрозе мирное население. К 2003 году только отдельные чартерные рейсы выполнялись авиакомпаниями для воздушных перевозок грузов с территории Украины. В одном из таких самолетов – ИЛ-76 и выполняет сегодня полет бывший военный летчик, бывший полковник Александр Цветков.
***


Самолеты, изготовленные для нужд военно-транспортной авиации, типа ИЛ-76, отвечали на многие требования по военному заказу. Так эти самолеты могли выполнять взлет и посадку на слабо подготовленные грунтовые аэродромы и заснеженные площадки. Эти возможности использовались полярными экспедициями при посадке и взлете с ледовых полей у Северного полюса. Самолет был оборудован дублирующими системами управления, усиленным полом в грузовой кабине для перевозки боевой техники и надежной системой автоматического управления, способной выполнять заход на посадку в автоматическом режиме в сложных метеоусловиях до высоты подхода к посадочной полосе. Летчики любили этот самолет за удобство и легкость в управлении, надежность систем и автономность при базировании на аэродромах со слабо развитой аэродромной сетью. За более, чем 20-тилетний срок эксплуатации этот самолет стал основным в системе грузовых перевозок. Потери на этом самолете были связаны, как правило, с «человеческим фактором».
Самолет ИЛ-76 позволял перевезти груз массой до 40 т на расстояние 5000 км. Эти возможности эффективно можно было использовать для доставки грузов из стран Ближнего востока во все региона бывшего СССР, а также западных стран.
* * *
Ровно гудят турбины. Их звук остается позади самолета, а в кабине слышен шум нагнетаемого воздуха да гул вибрации от работающей аппаратуры. Мерно подрагивают стрелки приборов. За каждой стрелкой – важный элемент управления, и следить за этими стрелками обязаны глаза летчиков. Вот стрелка скорости «поползла» вниз – падает скорость, значит, надо увеличить тягу двигателей, но вместе с этим увеличится расход топлива. А хватит ли его в этом случае до посадки?
«Штурман! Дайте расчетное время прибытия на конечный пункт и остаток топлива», – команда командира заставила П. Кречетова произвести несколько манипуляций с бортовой ЭВМ и, на табло обозначились соответствующие цифры .
Предварительный расчет показал, что по основному маршруту на занятой высоте будет встречный ветер и он значительно уменьшит скорость полета относительно Земли. Это увеличит продолжительность полета и приведет к расходу дополнительного топлива. Значит, надо уменьшить режим работы двигателей до наиболее экономичного.
«Бортехнику – скорость держать 670 к/ч», – короткая команда командира, и бортовой техник Геннадий Мусетов плавно переместил рычаги двигателей – стрелки приборов заняли новое положение и застыли в заданных позициях.
В наушниках командира, кроме переговоров с экипажем, - постоянный фон радиообмена самолетов с диспетчерскими пунктами наземных служб. Вот экипаж, следующий на встречном курсе запрашивает разрешение на снижение. Этот самолет летит выше и не может начать снижение, пока не разойдется со встречным ИЛ-76. Диспетчер дает разрешение ему на снижение после расхождения с ИЛ-76. Цветков переключает индикаторы радиолокатора на обнаружение встречного самолета и вскоре по приближающейся точке обнаруживает встречный самолет. След инверсии за хвостом этого самолета вскоре виден из кабины. Через несколько минут встречный борт ИЛ-62 проплывает с